Монеточки, минобороны, концерт на Украине + Репортаж

«А если в тебя будут стрелять?»

Верхняя планка входного билета на фестиваль «Пикник «Афиши» в этом году 8 тыс. руб. Аппетиты организаторов растут. Цена была бы и еще выше, но рынок музыкальных фестивалей в Москве на 2018 год, к счастью, стал достаточно конкурентным.

Хедлайнеры «Пикника» из местных: Монеточка, Pharaoh, Дельфин, Земфира. Большинство из них можно увидеть в рамках других ивентов. Плюс неочевидные иностранцы.

Так подумал я и поехал на днях в путешествие на Украину, чтобы в том числе попасть на трехдневный «крупнейший фестиваль Восточной Украины» под названием Impulse Fest в Харькове, проходивший 27-29 июля в бывшем советском заводе, ныне – арт-заводе «Механика».

Ценник за 3 дня фестиваля – 700 гривен/1600 руб. День – 400 гривен/900 руб. Сравните с «Афишей».

Impulse Fest – это что-то среднее между «Пикником «Афиши» и «Нашествием». Такой же домашний и уютный как «Пикник», такой же заводной как «Нашествие».

Хедлайнеры «Импульса» этого года «Бумбокс», «Воплi Вiдоплясова», Валентин Стрыкало, Pianoбой, «Ляпис 98», Kazka. Концерт каждого по отдельности в России потянул бы на 1,5-2 тыс. руб.

Лайнап был составлен не лучшим образом.

Kazka – главная новая звезда Украины 2K18 + автор лучшего украинского альбома года по состоянию на конец июля, была заявлена почти в самом начале первого дня. В 6 вечера, когда большинство харьковчан еще не успели вернуться с работы, не то что добраться до фестиваля.

Kazka в лайв режиме впечатляет. Сильно больше, чем в записи. Это абсолютно фестивальная история.

Еще одна претензия к устроителям – ориентация на героев вчерашнего дня. Тот же 54-летний Олег Скрипка, у которого, иногда, кажется, потихоньку отъезжает крыша, первый час из полутора мучил гостей пустоцветом с последних альбомов.

И только под занавес завел «Були на селi» и  «День Народження». Но и во время этих песен не смог завести публику до состояния катарсиса, не разогнавшись толком даже на флагманской «Весне».

Актуальных, больших имен из 2010-х на «Импульсе» почти не было. Тем не менее, даже такой состав был самым сильным, судя по тому, что было на Impulse в прошлые годы.

В целом на крупнейший фестиваль Восточной Украины все это совсем не тянуло. Народу было от силы пара тысяч одномоментно. В Москве такой фест привлек бы в десятки раз больше людей.

Продающие билеты на входе девушки в палатке откровенно скучали. Здесь вход стоил 500 гривен, а не 400, как через интернет. Заставить украинца платить за вход 500 гривен вместо 400 – шо вы говорите.

Да и за 300 или 200 гривен было бы, наверное, не сильно больше людей. Потребительский спрос в Харькове слабее, чем в некоторых «бедных» российских регионах. Тот самый «Киiвский» торт стоит нетронутым в местном гипермаркете за 144 гривны.

Конкуренция в местной розничной торговли низкая. Уровень развития ритейла — Россия десятилетней давности.

В Харькове бросовые цены на недвижимость (новостройки от 20-25 тыс. руб. за метр), на гостиницы, на метро (в переводе на российские 12 рублей), на еду. Традиционно другого уровня вкусности, чем в России.

Но и в плане развития инфраструктуры Украина-1998 и Украина-2018 радикально не различаются. Переплачивать особо не за что.

Местные «Макдональдсы» пустоваты, а цены в них кажутся космическими по сравнению с национальными заведениями. Чизбургер с картошкой-фри и соусом выйдет здесь почти в 100 гривен. В типичном харьковских кафе на эту сумму можно объесться.

По сравнению с даже вторым по величине украинским городом Харьковым самые крупные города России выглядят местами зажиточными и капиталистическими.

Средняя зарплата в почти полуторамиллионном Харькове меньше среднероссийской в 2 раза. Короче, местные жители живут без изысков, потихоньку зарабатывают монеточки. И не особо наскребают на всякие там фестивали.

Большинство музыкантов на этом «Импульсе», как на подбор, скажем так, резко национально ориентированные. Во время фестиваля это выражалось в выкриках со сцены «Крым наш», «Слава Украине», песнях вроде «Иерусалим наш», видеоряде с падающими бюстами Ленина и так далее.

Парадокс: проклятия в адрес Порошенко здесь были почти столь же часты, сколько и в адрес Путина.

Если в России Монеточка отказывается выступать на фестивале при поддержке Минобороны, то даже на Украине, даже не на западе, а на востоке, судя по «Импульсу», местное минобороны приветствуется где-то на подкорке мозга.

Организаторы Impulse Fest, наверное, и были ли рады, если бы Минобороны Украины проспонсировало мероприятие (а музыканты были бы не против), да не спонсирует.

В России негатив к российскому со стороны украинцев может быть не понятен. В России в массе нет противоукраинских настроений, если не принимать во внимание некоторые нерелевантные соцопросы.

Чтобы стало понятно что к чему стоит просто описать один разговор, услышанный мимоходом на железнодорожном вокзале Харькова на днях.

Компания из нескольких молодых ребят в военной форме собралась в ожидании поезда в сторону боевых действий. Рядом дедуля лет 80-ми допытывался до одного из призывников: «Как же так? А если в тебя будут стрелять?»

Он искренне не понимал.

Таких ребят даже в восточноукраинском Харькове можно встретить часто. Это все чьи-то родственники, родственники родственников, знакомые знакомых.

И каждый из родственников и знакомых этих ребят заражается сопереживанием к идущим под пули и озлобляется против всех, кто может быть хоть как-то причастен к этим пулям. И каждый думает: «А если в него (то есть в себя) будут стрелять».

То, что было допущено все, что произошло с 2014 года, — просос во внешней политике. За многие годы до времени Ч. была масса выкладок, даже примитивной диванной аналитики, прогнозирующей в деталях все события.

В такой ситуации допустить произошедшее это значит как минимум наличие проблем со стратегией. Случайных или намеренных. Или просто действия по принципу чему быть того не миновать.

В итоге продолжением кучмовской идеологии «Украина не России» стало что-то среднее между «Украина vs. Россия» и «Россия винна».

Из этого родилась национальная идея. И в русле этой идеи для перемоги есть готовность разрушать себя и будущие поколения морально и физически. А также, конечно, вариться в собственном соку и выступать на мизерную аудиторию за маленькие гонорары.

Новые украинские артисты, кажется, сильно минорят. Внешний фон, видимо, сказывается на творчестве. Да и здоровье россиян от этой вражды тоже не улучшается. Какая-то общая идиотия, одновременное отмораживание ушей назло друг другу.

Распространенное мнение, что восток Украины условно наш — неправда. Даже Харьков не наш.

Плюс к выкрикам, песням и видеоряду на фестивале добавляется то, что большинство выступавших на «Импульсе» в русскоязычном Харькове, как и организаторы, общались на украинском.

В центре города развешаны плакаты, зло пародирующие знаменитый «Родина-мать зовет» с лицом российского президента и кубком ЧМ-2018. Местная молодежь уже настроена вполне определенно.

В городе, по ощущениям, почти нет туристов, в том числе российских. В выходной день главную улицу Сумскую можно смело переходить по проезжей части.

В разгар фестиваля, перед выступлением «Воплi Вiдоплясова», случился курьез. На сцену выбежал человек, похожий на солиста группы «Руки вверх!», которому въезд на Украину вроде как не показан, начал раскачивать публику и затянул «Крошка моя».

В пляс пустились почти все. Встали со своих пуфиков даже те, кто находился в горизонтальных позах с самого начала действа.

То есть все эти зрители, пришедшие на серьезный украинский рок, начали танцевать под российскую попсу из 90-х от участника базы «Миротворец».

Ни один другой артист на фестивале не получал такого фидбэка в тот день.

Музыка объединяет.

Похожие

Затроллить Россию

«Одобрямс ФМ»: танцы с бубном и бубнежом

Выбираем лучший русский альбом 2018

t.me/slavaurban

vk.com/slavaurban

twitter.com/slava_urban

slavaurban.livejournal.com

facebook.com/slavaurbanru

instagram.com/slavaurban.ru

ok.ru/group/53482982604944