Фейсом об тейбл: размазали Face

Рукалицо сентября.

Рэпер Face, он же Иван Дремин 2 сентября выложил альбом «Пути неисповедимы».

За следующую неделю после этого на Фейса вылилось столько всего, сколько не выливалось за предыдущие пару лет.

Альбом обсудили все кто только мог – от Lenta.ru до «РЕН-ТВ», мимо прошли, наверное, только  «Домашний очаг» и какая-нибудь «Хозяюшка». Большинство проехались катком и по записи, и по автору.

«Лента» подала выход альбома как факт превращения Фейса во врага государства.

«РЕН-ТВ» увидел в «Путях» «плохое владение русским языком, ни одного запоминающегося трека, абсолютно не выдающаяся музыкальная подложка, однообразная читка…. власть продажна, церковь лицемерна, никакой свободы и надежды, а только коррупционеры, бюрократы, взяточники и силовики. Набор стандартный, как у дешевого американского сценариста, который вплетает в сюжет русского кагэбэшника… Если повнимательнее послушать альбом, думаю, что и медведь с матрешкой где-нибудь проявится».

«Пути неисповедимы» — «удивительно старомодный и неизобретательный рэп без ударных строчек, намеков на хиты и собственно песен… это лишенная художественности документалистика, которая фиксирует обыденность в ее самом неприглядном виде», — продолжает дело «РЕН-ТВ» «Палач».

«Пути неисповедимы» звучат кошмарно. Под инструменталы, пародирующие The Diplomats начала нулевых, Face криво-косо зачитывает жалобы, которые вы можете услышать от пенсионерок на лавке у соседнего подъезда», — это уже Kanobu.

А вот что пишет «Афиша»: «[Пути неисповедимы] это очень посредственные стихи. Тяжко слушать, как Фейс на протяжении 8 треков рифмует глаголы (это не запрещено, просто исторически воспринималось как признак неумелости или лени рэпера), рифмует квадратами, перебирает с пафосом и не дотягивает с русским языком. «Толпы молят о пощаде, но целуют идолов/Идолы в ответ лишь представляют собой иродов» — я точно должен это рецензировать?»

И The Flow: «Пути неисповедимы» проигрывают большинству предыдущих релизов Face (из которых далеко не все — крутые). Тут нет хитов в классическом их понимании… Face на этом альбоме — не хитмейкер, не умный провокатор, не поэт. А очень громкий и прямолинейный рупор. «Я лицо и голос поколения», — да, Face поднимает нужные и важные темы. Но одно их наличие не делает альбом хорошим. А это поколение точно заслуживает альбом лучше, чем «Пути неисповедимы».

Далее десятки каналов на ютубе и пабликов в ВК повторили примерно то же самое.

Разберемся по пунктам насколько негатив уместен и заслужен.

— Однообразная читка.

Есть такое. Но другой у Фейса особо и не было.

Тут важно то, что «Пути» записаны как будто в подавленном состоянии, как будто в дни трагедий в Кемерово или с самолетом «Саратовских авиалиний». А «Бургер», «Мне по…uy» и другие ранние треки — в угаре, с противоположной эмоциональной тональностью.

«Смейся – и весь мир будет смеяться с тобой. Плачь – и ты будешь плакать в одиночестве», — говорится в старой английской пословице.

Этот закон как нигде лучше работает в нынешнем медиапространстве. Сравнить член со стряпней из «Мака», похохмить над этим – и толпа вознесет тебя лайками и репостами к небесам.

Рассказать толпе о проблемах – и тишина. Подтверждение — изменивший тональность Face по динамике прослушиваний релиза отстает от августовского релиза Фараона, который пластинку не менял.

На это, конечно, можно пытаться возразить примерами групп вроде «Кино». Те ведь смогли зажечь сердца и минором.

О чем фактически говорит The Flow: «Что до тех, кому в новой осознанности Face хочется видеть предтечу социальных сдвигов молодых масс, то на баррикады такие песни не ведут. В борьбе за перемены нужна искра надежды, нужна иррациональная сила, нужна мечта. У Face — только газетные заголовки».

Всему свою время.

Сейчас не 80-е и не начало 90-х. Революционные настроения не созрели. Тональность общественных запросов пока иная.

Поэтому и работают другие законы. Трудно даже себе представить кто и какой баррикадный музыкальный материал должен записать для того, чтобы он прозвучал громче «Медузы», «Медлячка» или «Тролля», на уровне «Хочу перемен».

Обществу в 2К18 вполне уютно листать инстаграмчик, смотреть вайны Насти Ивлеевой или «Цвет настроения синий». Без лишних усилий.

Среднестатистического россиянина в данный момент, как понятно из этого видео, интересует чуть больше, чем ничего. Поэтому попытки поднимать общественные проблемы, как это сделал Face или, например, ранее актер Серебряков, встречают ответную агрессию.

— Нехитовость музыкального материала.

Вообще, то же самое вменяли и всем остальным остросоциальным альбомам года в России. И Дельфину с «442», и Horus с «Прометей роняет факел».

Да и к аполитичным, но сильным записям ’18 нехитовость — та же претензия. Даже к альбому «Иностранец» T-Fest, одному из лидеров года по числу прослушиваний на стриминговых сервисах. Или еще пример – Элджей, который не смог выдать из альбома «Sayonara boy x» никаких в традиционном смысле радиохитов кроме «Минимал» и пошел сочинять скучную девчачью хотелку «360».

Мерять современную музыку с позиций эфирной прокатности, песен-боевиков, шлягерности это атавизм. Благодаря децентрализованному интернет-потреблению контента необходимость пробиваться в форматные эфиры пропала. И музыканты могут записывать треки в свое удовольствие, экспериментировать, не купировать обсценную лексику, не подстраивать слова строго под бит или наоборот.

«В России жанр социального рэпа [честность, неподкупность и настоящесть] не то чтобы умер. Просто уже много лет не в тренде», — на этом пассаже «Афиши» о «Путях» тоже стоит остановиться.

Фактически издание с давнишним лозунгом «Как скажем так и будет» говорит творческому человеку о том, что стоит заниматься тем, что в тренде, а не тем, что не в тренде. То есть следовать за модой.

Социальный рэп это плохо, он слабо монетизируется. Бла-бла-бла. И вообще, хватит уже оксимиронить.

Ответить можно цитатой из самого Фейса: «Да, я бездарь, и мне поxuy — ваши рифмы, ваши батлы. Мы на улицах не будем слушать, как нас посылают на xuy».

— Слабые стихи.

«Face показал себя крутым акционистом, но не автором», — следующая претензия.

Степень банальности тех или иных текстов — это зачастую вкусовщина и необъективистский подход.

Метафор на альбоме, да, маловато. Но Фейсу всего 21 год. На творческий пик современные музыканты в среднем выходят в 24-27 лет.

Дельфин тоже в 20 пел про групповой секс, выражался кричалками. Может только поталантливее.

В любом случае потом постепенно остепенился. И точно также как Face потерял половину аудитории.

Почему-то альбом Lizer Teenage Love со сбайтенным треком «Рок-мальчик» или набор звуковой мешанины из прошлого Phuneral у Pharaoh с неявным смысловым посылом и текстами о том как он пробивает матку и призывами сфоткать вагину в инстаграм не вызвали такой критики, как новые стихи Фейса.

И почему-то во времена популярности фейсовых строчек «Отъебал ее прям в уши, я люблю поуже» и «Мы ебали негритянку — это было прямо в ванной. После трахнули двух мамок — это было очень странно» не было слышно восторженных возгласов критиков о гениальности стихов.

Face для критиков как будто бы раньше был таким забавным и непонятным зверьком, а с выходом «Путей» превратился в открытую книгу. И теперь ему предъявляют в том числе что-то вроде:  «Почему вслед за песнями о сосании членов и езде на медведе ты не продолжил треш-шапито с чем-нибудь вроде БДСМ-секса с Марьяной Ро?»

Главное – ни один из рецензентов «Путей» не пытается разобраться в причинах трансформаций Фейса. Откуда появились «Всем моим братьям салам» и «страна-заточка».

Почему из рэпера для подростков обоих полов Face превратился в рэпера лишь для части слушателей мужского пола? «Что это за ужас», — спросила моя девушка, когда я слушал релиз впервые, и она оказалась рядом. Почему Face намеренно уполовинил свою аудиторию?

Корни стоит искать в голове Фейса. Психическая неустойчивость и другие отклонения у Ивана Дремина – это, видимо, наследственный подарок от мамы, которая страдает тяжелым психонедугом.

В интервью BBC на этой неделе Фейс признался, что старается контролировать психологическое состояние и предупредить ухудшения.

Кидания в творчестве от угара год назад к депрессии сейчас – вероятно, следствие душевных изломов.

«Пути неисповедимы» может быть результатом одного из весенних или осенних обострений состояния у автора.

Но Фейсу не стоит из-за этого расстраиваться. Для значительной части музыкантов те или иные отклонения в психике – это явление стандартное.

Зло, без которого многим музыкантам пришлось бы топать на завод и проживать спокойную, но часто скучную и банальную жизнь.

Похожие:

Топчик психов-2018. Рэперы из Кащенко + экс-модель

Онижедети взяли media, бррррря

Россияне подсели на криминал

Настя Рыбка, телеграм, биткоин

Еще раз о Big Baby Tape

vk.com/slavaurban

t.me/slavaurban

twitter.com/slava_urban

slavaurban.livejournal.com

facebook.com/slavaurbanru

instagram.com/slavaurban.ru

ok.ru/group/53482982604944